Кулинарный словарь
Кулинарный словарь
Обзор новостей
Год Свиньи в ресторане интеллектуальной кухни «Эрудит»                                

2019 год в ресторане интеллектуальной кухни «Эрудит»                                

Год театра в ресторане интеллектуальной кухни «Эрудит                                

Дни футбола в ресторане интеллектуальной кухни «Эрудит»                                

Международный день эскимо в ресторане интеллектуальной кухни «Эрудит»                                

Год Собаки в ресторане интеллектуальной кухни «Эрудит»                                

День энергетика в ресторане интеллектуальной кухни «Эрудит»                                

Всемирный день туалета в ресторане интеллектуальной кухни "Эрудит"                                

Международный день музеев в ресторане интеллектуальной кухни "Эрудит"                                

Весна в ресторане интеллектуальной кухни "Эрудит". Апрель                                

Доставка
Последние загрузки
bullet Ответы на кроссворд "Левша"  
развернуть / свернуть
bullet Кроссворд "Левша"  
развернуть / свернуть
bullet "Кулинарные рецепты". Сборник рецептов для печати  
развернуть / свернуть
bullet "Кулинарные рецепты". Сборник рецептов для чтения  
развернуть / свернуть
Популярные загрузки
bullet Ответы на кроссворд "Левша"  
развернуть / свернуть
bullet Журнал "Вдохновение" № 5 для чтения  
развернуть / свернуть
bullet "Кулинарные рецепты". Сборник рецептов для печати  
развернуть / свернуть
bullet Кроссворд "Левша"  
развернуть / свернуть
Счетчики


erudit-menu.ru Tic/PR

Литературное кафе

Ресторан интеллектуальной кухни - Литературное кафе!
Вернуться на главную страницу.  Версия для печати.  Написать о статье письмо другу.  
Игорь Ерофеев. Стихи о городе

Стихи о городе.
Из цикла «ЖИТЬ НА ВЕТРУ»


«Когда я был маленьким, город для меня казался огромным, как наша вытянутая по всей географической карте страна. Соседняя улица, с живущими на ней пацанами, считалась другим государством. Я с детства привык к этим старым неизвестным домам с облезлой штукатуркой, сохраняющим какую-то, неведомую мне историю и сразу невзлюбил похожие друг на друга строения из серого кирпича, появляющиеся рядом. С годами я старел вместе с городом, который все уменьшался в размерах, пока весь не уместился в сердце. Теперь я могу обойти его за какие-то несколько часов и мне давно уже известен каждый уголок, но тайн, связанных с этим городом, доставшимся нам в качестве военного трофея, меньше не стало.

Город, в котором я родился, настолько сильно привязал меня к своей судьбе, что я неизменно возвращаюсь назад, несмотря на кажущиеся перспективы. Та же Москва с ее крутым нравом в свое время не приняла меня, когда я пытался присоседиться к ней со своим делом. Впрочем, меня это не сильно расстроило. В моем небольшом городе я чувствую себя сегодня гораздо свободнее и уютнее, чем в любом другом, сдобренном возможностями, мегаполисе.
Говорят, что каждый город имеет свою выстроенную душу, спрятанную в разлинованном улицами каменном теле, свой ритм и движение. Душу моего города, появившегося именно в этом замечательном месте, я научился чувствовать и понимать.

А начинался город с крепости, служащей форпостом рыцарской агрессии. Укрепление до сих пор пытается удерживать себя на массивном основании, осыпаясь под тяжестью времени. От былого величья и грозного вида замка не осталось и следа - жалкие развалины, правда, полные романтики, привлекающие внимание до сих пор. Околозамковый же посад постепенно и превратился в город. Город удивительно разный, с перепутанной временем, как ветром, архитектурой. Вихри войн и катаклизмов изуродовали его лицо, но и со шрамами оно привлекательно и силикатный марафет не портит его облика. Несомненно, на земле приспособились более симпатичные и богатые города, но в моем несложном и невысоком городе вольного воздуха больше, чем где либо…»


Живу я в этом городе

Живу я в этом городе –
На карте есть он, вроде бы.
Безвременьем спрессованный,
Он в улицы фасованный –
Где тушью подрисованный,
Где глупостью закованный,
Где досками сколоченный,
Где музыкой всклокоченный,
Где молью продырявленный,
Где страхами отравленный,
Где водкою подавленный,
Где гневом окровавленный,
Где совестью оставленный,
Где гордостью раздавленный,
Где золотом украшенный,
Где известью погашенной,
Где красотой измазанный,
Где добротою связанный...
Всевышнему представленный,
Я всеми в нём оставленный.

      Где-то

Из сонмища простых предметов –
Вся неизбежность бытия.
Давно хожу по белу свету –
Ищу, где родина моя,

Где тот провинциальный город
С заросшим парком и прудом,
Где, кроме фабрики конфетной,
Ещё есть баня и дурдом,

Где каждый знает, кто женился,
А кто разбился, кто умрёт,
Где пригласившего на танец
За стол никто не позовёт,

Где делят то, что не украли,
Где пьют что можно и нельзя...
Где жизнь вертится по спирали,
По бритвы лезвию скользя.

Здесь бесшабашность – панацея,
Здесь кто не против – тот и враг,
Здесь самый умный – из лицея,
И он же, кстати, и дурак.

И вместо града вижу сёла
И небоскрёбы на пути…
Господь, куда же мне податься,
Где корни мне свои найти?

Ужель тот город, где живу я,
И есть та родина моя?
И цел тот дом, где я родился,
И на кладби?ще спят друзья.

На месте, где в футбол играли,
Часовню справили стоять,
Чтоб людям было где поплакать,
Чтоб легче было умирать.

Здесь всё размеряно годами –
Зачем звезду с небес хватать?
Согласье было бы меж нами,
Картошка к осени и мать.

Куда же я отсюда денусь?
Уеду – в горле горький ком...
Теплее надо бы одеться
И выпить чаю с молоком.

      Как же так?

По застывшим ущельям улиц
Ходят те, кто ещё не прав, –
Тщетно ищут своих Кустуриц*,
Превративши дома в анклав.

Им не дали ни бомб, ни ружей,
Только каждый в душе – солдат.
Навсегда отражённое лужей,
Время их истекло назад.

Раз за разом латают дыры
Предрешённой своей судьбы.
И не всем подошли мундиры, –
Правда, впору пришлись гробы.

И змеиные головы шпилей
Режут тенью людской поток.
Только хрупкая готика линий
Черепицей стекла в песок,

И посыпались наземь окна...
В тесной жизни любви драже
Заплетались слова в волокна
В оскорбительном падеже.

И каштан разбросает мины
На гранит мостовой реки,
Их подавят слепые шины
И сметут поутру в мешки.

А раскаянные сёстры-братья
Шумно делят в партер места
У сколоченного распятья
Для ещё одного Христа.

* Эмир Кустурица - югославский кинорежиссёр.

      * * *
Над ослабевшею землёю

С останками моей страны
Кровавою обит зарёю
Гроб умирающей зимы.

Весна в промышленном убранстве,
Расставив вербные силки,
Наводит смуту в Божьем ханстве,
Включая беса уголки.

И город, чёрный весь от хмеля,
И узел улиц-субмарин
Окроплены водой апреля,
Стекающей с немых витрин.

И реки пухнут животами, –
На Пасху воды отойдут,
И под провисшими мостами
Мир заторопится на блуд.

      * * *
Тульи крыш, кокарды окон,

Черепичные платки,
Над балконом снежный локон...
Застегнули дома кокон
Водосточные замки.

Cклеп мой, меченный цифирью,
Что на улице пустой
Города, больного ширью,
С вызревшей, подобно чирью,
Воспалённой простотой.

Мы одни на кухне скучной
За объеденным столом.
Не хватило жизни штучной
Для любви моей сподручной,
Стянутой вины узлом.

Ты уйдёшь – я брошусь следом
В чёрный лестничный пролёт...
И накроют тело пледом,
Выйдет душенька последом
На последний перелёт.

      * * *
Мой город в тысячу домов

С веками выщербленной кожей
И с площади центральной ложей,
Где строгий зритель – Саваоф.

В предместьях сотовых река
Лежит в сутулых берегах.
И башни на кривых ногах,
И шпили режут облака.

Мой город в тысячу огней
Висит на сваях и лесах,
И обнажён на полюсах,
И взрыт пружинами корней.

Гранитный шоколад дорог
Уводит в посторонний храм,
Где светом теплится вольфрам
И Бог задумчив, хмур и строг.

Мой город в тысячу смертей
Терзает подоконный мир,
К чуме заказывает пир
На время сменных скоростей.

      * * *
Город детства – две реки,
У подъезда старики,
Старый парк, «горбатый» мост,
Каменный с вождём помост,
Скучность воинских казарм,
Рынка схваченный плацдарм,
Мощи грозных замка стен
Со следами перемен,

Отставной аэродром...
Ностальгический синдром...
Крест на кирхе православный –
Чей же Бог сегодня главный?
И живём на чьей земле –

Не подскажут ли в Кремле?
Больше слёз чьих матерей
По солдатам, что под ней?

В светлом будущем погибла
Вражия земля,
Приняли – какая есть –
Родину с нуля,
И подняли, и живём –
Так должно и быть.
К ней и не привыкнуть –
Но и не забыть...

Город детства – сердца плоть.
Сохрани его, Господь.

      Улица

Родная улица что курица –
Пёстрая и сварливая,
Фонари висят на столбах
Неспелыми сливами,
Пристроились кое-как
К дороге дома...
Явно не Берлин,
И даже не Кострома,
А кругом – кутерьма...
– Сынок, пора домой!
– Ещё полчасика, ма!
...Это и есть мой город:
Красивый и седой,
С фонтанов
Бурлящими вазами,
С парком
Под сонными вязами,
На губах балконов –
Макияж герани,
Истории потёрты
Ветхие грани,
Река смывается
О зелёные берега
И высокоэтажные стога...
А улица моя
Так и тянется куда-то,
К какому-то краю,
Планида её такая –
Родиться из камня
В руках людских
От сих до сих...
Ничто в этом мире не вечно –
Ни я, ни та же улица,
Ни небо, ни даже Бог...
Но мы ещё живы пока,
И всё так же плывут облака,
И всё так же течёт река –
Да теперь уж не так глубока.

И сам я живу долго
Из времени далека –
Уходит моё солнце...
Прощай, брат, пока...

      * * *
Спит в огнях усталый город:
Лабиринты переулиц,
Горбыли домов откосых,
Труб фабричных городки, –
Серой кошкою прижался
К животу больной реки.

Звёзд над ним цепное поле
С люстрой Млечного Пути.
Город в ночь надсадно дышит:
Затянули грудь мосты,
Патронташ трамвайных линий
Да могильные кресты.

В полом теле городища
Всем людским калейдоскопом
В облюбованных углах
Ждать легли другого дня –
Только мне сна не досталось:
Разделили без меня.

Солнце вырвется под утро
Из капкана горизонта,
И взрыхлит лучами землю,
И расцветит витражи, –
А разбуженные дружно
Потянулись в гаражи...

      * * *
Старый город зябнет грудью

Плоской площади гранитной.
Он задушен серым камнем,
Паутиной водосточной,
Возбуждён электротоком
И страдает от движенья
Обезумевших людей.

А они находят Бога
Под златыми куполами,
И утрачивают душу,
Отлучив её от тела,
И теряются от неба,
Что взошло непостижимо
Над начавшейся землёй.

Только город одинокий,
Со стеклом холодных улиц
Между чёрными домами,
С крепким неводом витрин,
Остаётся вросшим в землю,
Вбитым сваями по плечи,
Сползшим окнами по грудь…

Ты его покинешь тоже
Недалёкой стороною,
Разлинованной крестами...
Как и я... когда-нибудь.

Игорь Ерофеев. Страница автора
Игорь Ерофеев. Стихи о городе. Из цикла «Жить на ветру»
Игорь Ерофеев. Стихи о городе. Из цикла «Неба тонкие узоры»
Игорь Ерофеев. Стихи о городе. Из цикла «Устоять»



Просмотров 215 (117 Уникальный)
Опубликовал admin (27 янв : 19:15)
Рейтинг Рейтинг не определен 
 

Рассылка - "Кроссворды для гурмана"


Все самое интересное для гурмана и эрудита
Подписаться письмом
Все для интеллектуального гурмана: кроссворды, загадки, конкурсы, познавательная информация о продуктах, напитках и кулинарии.
Онлайн-кроссворды про еду и все, что с ней связано.

Поиск Эрудит

Зарегистрироваться на сайте

Пользователь:

Пароль:


Запомнить

[ Регистрация ]
[ Забыли пароль? ]

Меню кроссвордов
Разгадываем кроссворды!

Блюд доступных на данный момент: 75


Кроссворд Салат для Цезаря
Случайный кроссворд Кроссворд Салат для Цезаря

Новые кроссворды

Кроссворд `Буйабес с лебедями`
Кроссворд `Буйабес с лебедями`
Кроссворд добавлен: 12.07.17

Кроссворд `Салат с каротином`
Кроссворд `Салат с каротином`
Кроссворд добавлен: 28.08.16

Кроссворд о капусте `Капустник для Юпитера`
Кроссворд о капусте `Капустник для Юпитера`
Кроссворд добавлен: 14.11.15

Кроссворд  Солончак Марция
Кроссворд Солончак Марция
Кроссворд добавлен: 27.06.15

Кроссворд Салат для Цезаря
Кроссворд Салат для Цезаря
Кроссворд добавлен: 27.06.15

Кроссворд Каша для гладиатора
Кроссворд Каша для гладиатора
Кроссворд добавлен: 05.01.15