Кулинарный словарь
Кулинарный словарь
Обзор новостей
Год Свиньи в ресторане интеллектуальной кухни «Эрудит»                                

2019 год в ресторане интеллектуальной кухни «Эрудит»                                

Год театра в ресторане интеллектуальной кухни «Эрудит                                

Дни футбола в ресторане интеллектуальной кухни «Эрудит»                                

Международный день эскимо в ресторане интеллектуальной кухни «Эрудит»                                

Год Собаки в ресторане интеллектуальной кухни «Эрудит»                                

День энергетика в ресторане интеллектуальной кухни «Эрудит»                                

Всемирный день туалета в ресторане интеллектуальной кухни "Эрудит"                                

Международный день музеев в ресторане интеллектуальной кухни "Эрудит"                                

Весна в ресторане интеллектуальной кухни "Эрудит". Апрель                                

Доставка
Последние загрузки
bullet Ответы на кроссворд "Левша"  
развернуть / свернуть
bullet Кроссворд "Левша"  
развернуть / свернуть
bullet "Кулинарные рецепты". Сборник рецептов для печати  
развернуть / свернуть
bullet "Кулинарные рецепты". Сборник рецептов для чтения  
развернуть / свернуть
Популярные загрузки
bullet Ответы на кроссворд "Левша"  
развернуть / свернуть
bullet Журнал "Вдохновение" № 5 для чтения  
развернуть / свернуть
bullet "Кулинарные рецепты". Сборник рецептов для печати  
развернуть / свернуть
bullet Кроссворд "Левша"  
развернуть / свернуть
Счетчики


erudit-menu.ru Tic/PR

Подробности

Ресторан интеллектуальной кухни - Подробности!
Вернуться на главную страницу.  Версия для печати.  Написать о статье письмо другу.  
Ольга Мальцева, Галина Ваткеева. Григор Нарекаци


         Григор Нарекаци. Поэт, философ, богослов



7 февраля – день памяти
Григора Нарекаци,
армянского поэта, философа, богослова*.

Вот уже 1011 лет его нет на земле…

Ольга Мальцева

      * * *

Он ворвался в мою жизнь, обрушился на меня своим творчеством, едва только знакомая упомянула его имя. Прочтя несколько строк его стихов, от них уже невозможно было оторваться… Стихи-песни-молитвы. Они звучали в голове и звучали...

Они звучали в голове, в компьютере, в плеере... Казалось, что они заполонили всё пространство и превратились в фон моей жизни. Длинными, почти непрекращающимися протяжными песнями, увлекающими своим ритмом, лиричностью, захватывающими душу страданиями…

Григор Нарекаци. Он родился, как утверждают историки, в 951 году. Его отец, князь Хосров, практически не принимал участия в воспитании сына. Малолетнего Григора и его двух старших братьев после смерти матери отдали на воспитание в монастырь, который был известен как Нарекский.

В этом монастыре ему предстоит прожить большую часть своей жизни. Благодаря обширной и богатой библиотеке Григор познакомится с трудами известных античных философов. Он будет много молиться, даже по ночам. Именно из-за этого в монастыре его стали звать «Неусыпный». Григор получит сан архимандрита и станет преподавать в монастыре. Его признают как одного из лучших авторов толкования Песни Песней.

Средневековый поэт, принёсший расцвет древнеармянской культуре, повлиявший на развитие всей мировой литературы.

Но стоило только отнестись к его стихам, как к древнейшему произведению чужестранца, дошедшему до нас, русскоязычных, только в 1969 году**, как уши с удивлением уловили отточенные гармоничные рифмы стихов. Стихов с красивыми образными сравнениями. Стихов вполне современных, на понятном и легком для восприятия языке.

«…На свете настоящее – ничтожно,
Грядущее – темно, былое – ложно.
Я хуже всех, моя греховна суть.
В грязи желаний я погряз по горло.
Земные страсти мне сжигают грудь.
Нетвёрдый разумом, иду нетвёрдо.
Над глиняной обителью моей
Дожди не утихают проливные,
А слабый дух мой – глины не прочней,
Соблазны мира – не добрей стихии.
Что я скажу пред тем, как умереть?
Мои деянья скудны, страсти – странны.
Из ничего мой скарб, из ветра снедь,
Усилья тщетны, радости обманны.
Когда настигнет смерть, то силы зла
Пред справедливостью должны склониться,
И заповедь, что мне дана была
Для жизни – лишь для смерти пригодится…»

Эти яркие строчки поражали. Они светили из глубины веков, из-под пыльного тысячелетнего пласта и освещали, казалось, нашу сегодняшнюю жизнь.

Стихи сплетали текст великого труда средневекового поэта «Книгу скорбных песнопений»***. Они удивляли глубиной мысли, своей философской мудростью.

«…Я как пловец. Ненастье, тьма и ветер
Мне ощутить мешают силу зла,
Я словно птица, что попала в сети
И гибели своей не поняла.

Не понял я, что страшен мир двуликий,
Что губит он, соблазнами маня.
Как псалмопевец говорил великий:
«Постигли беззакония меня...»

Стихи, простые и непростые одновременно, скупые и ёмкие до глобальности.  Глобальный смысл величиной во всю вселенную поражал, удивлял, страшил. Казалось, такие мудрые сложные стихи можно принимать только понемногу, по чуть-чуть, «переваривая» и осмысливая потихоньку, как науку жизни.

Но от них невозможно было отвлечься, так как с удивлением, в этих строках я узнавала себя, как, наверное, узнавал бы и каждый.

«…И сонмы сил недобрых и благих:
Любовь и гнев, проклятья и молитвы –
Блистают острием мечей своих
И дух мой превращают в поле битвы!..

…Я повтореньем истины грешу,
И оттого моя не легче участь, –
Но я не Царства Божьего прошу,
Мне б жизнь влачить, немного меньше мучась.
Не пребывать мне в райской тишине,
Причисленному к сонму вознесённых:
Среди безгрешных душ не место мне, –
Мне место средь живых, но сокрушённых.
Я улыбаюсь, будто свету рад,
Но про себя свою стезю кляну я,
Лицо моё спокойно, только взгляд
Горит, смятенье духа доказуя…

…Мы, смертные, пленяемся ничтожным,
И не умеем мы глядеть вперёд,
И в поединке истинного с ложным
Неистинное верх берёт.
И боль утрат идёт вослед за нами,
И всюду тьма и пелена у глаз,
И приговор возмездья пишет память
В суде сознанья каждого из нас…»

Доверительные строки Григора Нарекаци о своих грехах смертных огорошивают, смущают обнажением личного. И в них тоже слышишь своё, слышишь то, что порой и сам скрываешь от себя.

«…Я прячу тернии среди цветов,
Едва покаясь, снова согрешаю,
Моё цветенье не даёт плодов,
Я не творю того, что возглашаю.
Даю зарок – и тут же попираю,
Я простираю длань – и опускаю,
Ни с кем своим достатком не делюсь,
Что посулил, того не дать стараюсь,
И снова гнойниками покрываюсь,
Едва от прежней язвы исцелюсь.
Веду корабль я, но с пути сбиваюсь,
Я отправляюсь в путь – и возвращаюсь,
Едва наполнившись – опустошаюсь,
То распадаюсь, то воссоздаюсь,
То сею смуту я, то примиряю,
Виновный сам – другого обвиняю,
Я повинюсь – и тут же отрекусь.
Того, что начал, я не завершаю,
Растрачиваю всё, что обретаю,
Что накоплю, немедля промотаю,
Немудрый сам, я мудрых поучаю,
Вражды погасшей пламень раздуваю
И никогда того не постигаю,
Чему учусь и что постигнуть тщусь.
Что сам я разорву, потом латаю,
Я злаки мну, крапиву насаждаю,
Я белым голубем в гнездо влетаю –
И вороном оттуда вылетаю.
Едва поднявшись, вновь к земле стремлюсь.
Я, белый, обернусь мгновенно чёрным.
Строптивый, притворяюсь я покорным,

От истины в гордыне отвернусь.
Что правою рукой оберегаю,
То левою беспечно разоряю.
Себя считаю правым, хоть не прав.
Я истину устами утверждаю,
А сердцем лгу, все истины поправ…»

Эти строки, поднимающие из глубины души всю муть, повергают в душевные страдания и переживания вместе с автором. Но почему-то от этого становится легче, то ли от сопричастности с поэтом (от мысли, что ты такой не один), то ли от того, что мудрец знает выход, и он молится за себя, за тебя, молится за нас за всех.

«…Мне стрелы изнутри пронзили грудь.
Слились в большую рану все сомненья,
Терплю я муку, не могу вздохнуть,
Ни днесь, ни впредь не жду отдохновенья.
Услышь, о Боже, вопль души моей,
Последний стон мой, ставший песнопеньем,
Стон, слившийся со стонами людей,
Тебя молящих о своем спасеньи…»

Молитвы покаяния, молитвы надежды и веры. Молитвы исцеляющие.

Не случайно вот уже более тысячи лет к этой книге относятся с благоговением, считая её священным писанием, читая и прикладывая её к больным местам для излечения от хвори. От хвори телесной. Но истинное её предназначение – исцеление хвори душевной. Сам поэт указывает нам значение своего труда.

«…Коль маловер однажды устрашится,
Что храм его надежд не устоит,
Пусть этот шаткий храм Твоя десница
Строками книги скорбной укрепит.
Когда недугом мучимый жестоко
Почти утратит кто-то с жизнью связь,
Пусть обретёт он силу в этих строках
И возродится вновь, Тебе молясь.
И если смертный страх или сомненье
Вдруг овладеют кем-то из людей,
Пусть в книге он найдёт успокоенье,
Найдет покой по благости Твоей…»

Эти стихи-песни-молитвы созданы великим Нарекаци для всех и для каждого. Они не знают времени, национальных различий, различий вероисповедания.

«…Собранье песен сих, где каждый стих
Наполнен скорбью чёрною до края,
Сложил я – ведатель страстей людских, –
Поскольку сам в себе их порицаю.
Писал я, чтоб слова дойти могли
До христиан во всех краях земли.
Писал для тех, кто в жизнь едва вступает,
Как и для тех, кто пожил и созрел,
Для тех, кто путь земной свой завершает
И преступает роковой предел.
Для праведных писал я и для грешных,
Для утешающих и безутешных,
И для судящих, и для осуждённых,
Для кающихся и грехом пленённых,
Для добродеятелей и злодеев,
Для девственников и прелюбодеев,
Для всех: для родовитых и ничтожных,
Рабов забитых и князей вельможных,
Писал я равно для мужей и жён,
Тех, кто унижен, тех, кто вознесён,
Для повелителей и угнетённых,
Для оскорбителей и оскорблённых,
Для тех, кто утешал и кто утешен.
Писал равно для конных и для пеших.
Писал равно для малых и великих,
Для горожан и горцев полудиких,
И для того, кто высший властелин,
Которому судья лишь Бог один;
Для суетных людей и для благих,
Для иноков, отшельников святых.

И строки, полные моим страданьем,
Пусть станут для кого-то назиданьем…»

Труд средневековой давности «Книга скорбных песнопений», труд армянского поэта, философа, ученого, богослова, монаха, записанный на древнеармянском языке и переведённый во многих странах, и в современном мире считается актуальным, глобальным и великим произведением.
Так как Григор почти всю свою жизнь провёл в монастыре, можно утверждать, что многие его произведения касаются библейской тематики. Тема и идея его произведений часто связаны с какими-либо библейскими заповедями, либо описывают сцены из священного писания.

Но даже так в его произведениях присутствует отличительная черта – это характерное лишь для Григора видение, вкладывающего в свои строчки необъятную душу и необычный сильный характер.

Его строчки обнажают душу, ведут по жизненным лабиринтам, дают надежду и веру. Его строчки то бичуют откровениями, то наставляют, то успокаивают ласковыми, почти материнскими причитаниями. Его строчки полны любви к людям, с которыми поэт наравне и за которых он молится, используя свой дар Божий.


Галина Ваткеева

* * *

Проникновенные певучие строчки. К ним обращаются многие. На стихи из 3 главы «Книги скорбных песнопений» композитор А. Шнитке в 1985 году создал Концерт для хора в четырех частях****.

Удивительная музыка легла на удивительные стихи. Звук то обрушивается лавиной, то в нежном шёпоте, молясь, уносится высоко-высоко и теряется там, полностью растворяясь.

Песнь хора окутывает, создавая чувственные образы.

В кульминации валы музыки всё напряженнее перекатываются от одной партии к другой и словно выстраиваются в яркий столб света, освещая слушателя.

И слышен нежный вздох моленья, плач одинокой души:

«…Все в мире сущее, все поколенья.
Возносят к небесам Тебе моленья.
Молитва наша свята и чиста…»

Он ширится, заполняет всё пространство, становится громче… Хор делится на несколько групп, и звучит канон…

Мощь голосов перерастает во вселенский плач. Плач каждого в отдельности и всех вместе.

Всё едино: музыка, слово, свет!

…Концерт окончен. А в душе ещё долго продолжает звучать музыка. Душа скорбит одинокой нежно-печальной струной, плачет благодарными слезами примирения и принятия этого грешного мира:

«…Принял Ты облик наш, чтоб нас спасти,
Принял за нас проклятье и распятье,
Прости ж мой грех и на моем пути
Не обдели Своею благодатью!...»

_______
* http://www.yulia-varsham.ru/narekatsi.html
** Перевод 17 глав из 95 Наума Гребнева по подстрочникам научной сотрудницы М. Дарбинян. Полный научный перевод сделан М.О.Дарбинян-Меликян и Л.А.Ханларян и издан в 1988 г.
*** http://www.vehi.net/narekacy/slovo.html
**** http://www.youtube.com/watch?v=EKXr5lqrE_U



Просмотров 6,863 (2,384 Уникальный)
Опубликовал admin (06 июн : 16:11)
Рейтинг Рейтинг не определен 
 

Рассылка - "Кроссворды для гурмана"


Все самое интересное для гурмана и эрудита
Подписаться письмом
Все для интеллектуального гурмана: кроссворды, загадки, конкурсы, познавательная информация о продуктах, напитках и кулинарии.
Онлайн-кроссворды про еду и все, что с ней связано.

Поиск Эрудит

Зарегистрироваться на сайте

Пользователь:

Пароль:


Запомнить

[ Регистрация ]
[ Забыли пароль? ]

Меню кроссвордов
Разгадываем кроссворды!

Блюд доступных на данный момент: 75


Кроссворд "Фирменное блюдо-2" ресторана "Эрудит"
Случайный кроссворд Кроссворд "Фирменное блюдо-2" ресторана "Эрудит"

Новые кроссворды

Кроссворд `Буйабес с лебедями`
Кроссворд `Буйабес с лебедями`
Кроссворд добавлен: 12.07.17

Кроссворд `Салат с каротином`
Кроссворд `Салат с каротином`
Кроссворд добавлен: 28.08.16

Кроссворд о капусте `Капустник для Юпитера`
Кроссворд о капусте `Капустник для Юпитера`
Кроссворд добавлен: 14.11.15

Кроссворд  Солончак Марция
Кроссворд Солончак Марция
Кроссворд добавлен: 27.06.15

Кроссворд Салат для Цезаря
Кроссворд Салат для Цезаря
Кроссворд добавлен: 27.06.15

Кроссворд Каша для гладиатора
Кроссворд Каша для гладиатора
Кроссворд добавлен: 05.01.15